Вийон большое завещание о чем

Наконец, средневековая поэзия знала не только канонические жанры, темы, образы и формы, она знала и канонических авторов — тех, у кого эти формы нашли наиболее удачное и совершенное воплощение. Подлинное новаторство Вийона в том, что на самый «кодекс» средневековой культуры он сумел взглянуть с точки зрения реальной жизни, кодекс проверить жизнью. Поэтому поэзия Вийона по сравнению с его предшественниками стала подлинной поэтической революцией.Из книги: История всемирной литературы: В 8 т. Т. 3. / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького. – М.: Наука . – 1985. – С. 221–225. Эзра Паунд. Ему недоступен драматизм воображения, но, хлебнув жизни, он вовсе и не нуждался в том, чтобы с помощью воображения додумывать, что же такое жизнь.

Смотрите также: Примеры из судебной практики по завещанию

Человеческая нищета стабильнее человеческого достоинства; страдание от холода, угрызений совести, голода и зловонных испарений средневековой темницы — переживания куда более интенсивные, чем переживания едока арбузов. Многое под сомнением — то ли Вийон, то ли кто-то из подражателей. Дом и спор Гийо – Гельдри. В 1423 году некий Гийо де ла Марш сдал в аренду мяснику Лорану дом, но тот отказывался вносить арендную плату. Нет никаких сомнений в том, что он христианин, — в то время не могло быть иначе, — однако он занимает явно маргинальную позицию.

Смотрите также: Посмотреть бесплатно сериал брак по завещанию

Многие пытались подражать Вийону, по ошибке принимая его браваду за реальность. Первый полный русский Вийон (впрочем, без «воровских баллад») вышел в Москве (1995) в переложении Юрия Кожевникова (1922—1993), — увы, для переводчика — посмертно. Впервые стихи Вийона были напечатаны в 1489 парижским издателем Пьером Леве. Существовал канон описания пап и императоров, купцов и вилланов, юношей и девушек, стариков и старух, красавцев и уродов. Его настоящее имя — Франсуа из Монкорбье — сеньории в провинции Бурбоннэ. Под именем Вийона сохранилось несколько баллад, написанных на жаргоне воровского братства Кокийаров. Все переживания «Вийона» как персонажа «Завещаний» потому и не отличаются ни глубиной, ни оригинальностью, ни тем более искренностью, что это условные переживания марионетки.

Смотрите также: Изменение и отмена завещания шпора

Поэт отражает и такой общеизвестный факт средневековой жизни, как неграмотность народа, для которого книгами являлись иконы, фрески, витражи и другие детали церковного убранства. Возьмем историю «cуровой менской тюрьмы» («la dure prison de Mehun»). Епископ Тибо д’Оссиньи заключил Вийона под стражу в городе Мён-сюр-Луар. Монкорбье, alias Вийон // Паунд Э. Путеводитель по культуре. — М., 1997, с. 69—83. Фавье, Жан. Образ тела у Вийона безусловно связан с народной смеховой культурой. Так или иначе, все эти примеры — что в СССР, что в эмиграции — ни в какую систему не складывались. В 1963 году (М., ХЛ) вышла книга: Франсуа Вийон. Коли настойчивые попытки и стремление передать миру красоту, полученную от культуры по наследству, и оборачивались удачей, то среди величайших мастеров здесь следовало бы назвать Ронсара, который недооценен, и Петрарку — в последнем случае говорить о недооценке не приходится. Они — вовсе не странные радости или запретные роскоши, доступные лишь смелым духом. Летом 1461 поэт оказался в епископской тюрьме городка Менсюр-Луар и вышел на свободу лишь благодаря королевской амнистии. Вийон действительно является самым великим поэтом французского Средневековья и в то же время – первым национальным поэтом Франции. Причины ссоры неясны; можно лишь предположить, что Вийон не был ее зачинщиком и, оказавшись убийцей против собственной воли, угрызений совести не испытывал, тем более что и сам Сермуаз, как то явствует из официальных документов, перед смертью простил его. Восьмилетний мальчик, потерявший отца, был усыновлен священником Гийомом Вийоном, настоятелем церкви св. Особое место в творчестве Вийона занимает тема смерти. В литературе и искусстве того времени она была чрезвычайно распространена. Что до баллады новобрачного, я бы отослал читателя к переводу Пэйна или Суинберна. Новое издание Вийона в 1542 г. осуществил известный французский поэт-гуманист Клеман Маро – и в течение ближайших 10 лет оно было повторено 12 раз.

Строфа как бы получает толчок, оживляется и разрешается в последней строчке энергичной или остроумной выходкой: [Car la dance vient de la panse2. и т‹ому› п‹одобное›] Французский стих по природе своей, как никакой другой, приспособлен к тончайшим ритмическим нюансам. Гувьё – местность близ Шантийи, где смотрителем прудов и дорог числился Пьер де Руссевиль, чья бедность почти вошла в поговорку. Зато есть почти полная уверенность, что некоторое время он находился при дворе герцога-поэта Карла Орлеанского, где сложил знаменитую «Балладу поэтического состязания в Блуа», а также при дворе герцога Бурбонского, пожаловавшего Вийону шесть экю. Имена преступников вскоре стали известны властям, и Вийон около четырех лет (1456-1460) скрывался в провинциях Берри, Орлеане и Дофине. Где скитался, чем занимался Вийон, сбежавший из Парижа во второй раз — лучше не импровизировать. Кажется, он взял «вафельницу» huitain3 только для того, чтобы разбить ее вдребезги. Чтобы обнаружить предшественников Вийона в том, что касается неприкрытойпрямоты его речи, вовсе не надо отправляться в такую даль, как Прованс.

Например, известно, что во время последнего заключения в Шатле Шатле — замок (точнее, два — Большой и Малый Шатле), который в XIII–XIV веках использовался как тюрьма. Она не смогла оставить при себе сына, и мальчика усыновил капеллан Гийом де Вийон, настоятель церкви св. Принцип его поэзии — ироническая игра со всем твердым, общепринятым, раз навсегда установленным. Средневековая пародия не отстранялась и не освобождала от существующих культурных и поэтических ценностей, она доказывала их жизненность. Вся сложность заключается в том, что реальности эти приходится открывать нам, читателям, потому что сам Вийон ни в коем случае не хочет заговаривать о них всерьез. Участвуя в краже, он, скорее всего, преследовал иную цель — обеспечить себя необходимой суммой для путешествия в Анжер, где находился тогда Рене Анжуйский («король Сицилии и Иерусалима»), чтобы стать его придворным поэтом. Если говорить, что прелесть «Testaments» Виллона в неожиданных переходах, в чередовании настроений, как волны смывающих друг друга, то одинаково следует видеть ее в разнообразии ритмическом. «Testaments» Виллона-это настоящий ритмический калейдоскоп. Сам акт «номинации» — обозначения предмета при помощи того или иного слова — выполняет у Вийона совершенно специфическую функцию. В обычной речи предметы называют затем, чтобы определить их, придать им твердый, однозначный смысл.